Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Высокие медицинские технологии

http://newtimes.ru/articles/detail/50206

«Одно непонятно во всей этой истории: как в условиях тотального недоверия всех ко всем, каждого к каждому — тайные аудиозаписи разговоров, совещаний, телефонных переговоров были и есть общим местом — гарантировались права собственности, в том числе и «Михаила Ивановича»? И как легализовывались откатно-офшорные деньги?
Колесников, чья подпись стоит на многих документах, и прежде всего на учредительных документах многих этих офшорок и конторок, зарегистрированных по странам и континентам, объяснил некоторые принципы высочайшего бизнеса.
Первый. «Стояла задача обеспечить права собственности без имени и без подписи»,— говорит он. Обеспечили так: в княжестве Лихтенштейн можно открыть компанию, акции которой выписываются на предъявителя. Владельцем акции считается тот, кто пришел и предъявил акцию с номером на собрании акционеров: это может быть сам владелец, а может — его адвокат. Более того: такую номерную акцию можно без всякого юридического договора передать любому лицу. Так в Вадуце (Лихтенштейн) появилась компания Lirus Holding AG: было выпущено 100 акций. Сюда заводились деньги из офшоров. Одновременно в Цюрихе, Швейцария, была зарегистрирована управляющая компания Lirus Management AG, которая, в свою очередь, образовывала свою на 99,99% российскую «дочку» — тот самый ООО «Росинвест» (см. схему на стр. 9).
Второе. Как легально завести деньги в Россию? Делалось это через уставной капитал «Росинвеста»: на момент его создания 18 октября 2005 года уставной капитал составлял 1 млрд рублей, в 2007-м — уже 2 млрд, а к ноябрю 2009 года — больше 5 млрд рублей. «Это был один из самых больших уставных капиталов в России», — говорит Колесников. Через «Росинвест» деньги инвестировались в самые разные проекты. В аудиозаписях и документах фигурируют: Выборгский судостроительный завод, «Росинфоавиа», «Росавиаинвест» (терминал в аэропорту Пулково), Приморская верфь, и т.д. и т.п. Часть из упомянутых проектов не пережили кризиса 2008–2009 годов, но дело свое сделали: деньги легализовали. «Все должно было быть чисто так, чтобы не привлекать внимания, никаких лишних глаз», — говорит Колесников. Легализованные через российские компании деньги, или часть из них, и пошли на «Проект Юг» — строительство того самого «Дворца Путина» в Геленджике, о котором уже много чего понаписано и о котором еще много что можно рассказать. Но не сейчас. Здесь лишь заметим, что в этот проект вложено как минимум $350 млн — во всяком случае за такие деньги он был продан (продан?) одному из доверенных предпринимателей.»